Меню Рубрики

Нервно рефлекторная теория утомления

Билет №15. Теории утомления. Признаки утомления при физической работе, фазы нервной деятельности при умственной работе. Повышение работоспособности. Принципы организации отдыха.

При трудовом процессе может наступить такое состояние, когда его работоспособность снижается — наступает утомление.

Утомление — это состояние организма, вызванное физической или умственной работой, при котором понижается его работоспособность. Ощущение усталости является одним из признаков утомления.

Имеется ряд теорий утомления, считающих одной из причин утомления следующие:

а) накопление молочной кислоты и др. продуктов обмена в мышцах;

б) снижение работоспособности периферических нервных аппаратов;

в) утомление центрального (коркового) звена нервной системы.

Наиболее верной является центрально-корковая теория утомления при мышечной работе. Согласно этой теории утомление представляет корковую защитную реакцию и означает снижение работоспособности в первую очередь корковых клеток.

При физической работе утомление передается тремя признаками:

1) нарушением автоматичности движения: если в начале работы человек может выполнять и побочную работу (разговор и т.д.), то по мере утомления эта возможность теряется и побочные действия наносят ущерб основной работе.

2) нарушением двигательной координации: при утомлении работа организма становится менее экономной, нарушается координация движений, что ведет к снижению производительности труда, росту брака, несчастных случаев.

3) нарушением вегетативных реакций и вегетативного компонента движений: обильное потоотделение, учащение пульса и т.п. Под вегетативными компонентами понимаются процессы во внутренних органах, регулируемые центральной нервной системой.

При умственной работе утомление появляется после сдвигов в вегетативной системе. Различают три фазы нервной деятельности:

1. Уравнительная гипнотическая фаза — человек одинаково реагирует на существенные и малозначительные события (все равно).

2. При развитии утомления наступает ПАРАДОКСАЛЬНАЯ фаза, когда человек на важные для него явления почти не реагирует, а малозначительные явления могут вызвать у него повышенные реакции (раздражение). Если после первой фазы достаточно небольшого отдыха для восстановления работоспособности, то после второй фазы требуется более продолжительное время отдыха. При нарушении режима труда и отдыха может возникнуть состояние переутомления, выражающееся в снижении работоспособности в начале работы.

3. Переутомление и хроническое утомление может возникнуть с появлением УЛЬТРА ПАРАДОКСАЛЬНОЙ фазы в нервной деятельности: когда человек реагирует отрицательно на то, что вызвало у него в обычном состоянии положительную реакцию и наоборот.

Пути повышения работоспособности.

Меры борьбы с утомлением должны быть направлены на повышение работоспособности, отдаления наступления утомления и обеспечения активного отдыха.

Для снижения утомления необходимо учитывать следующие факторы:

1. Улучшение общей рабочей обстановки, санитарно-гигиенических условий труда и окружающей среды.

2. Рационализация трудовых процессов (рабочая зона, рациональные движения, механизация труда; рациональная конструкция и расположение рукояток, приборов). Здесь важное значение имеет тренировка и усвоение эффективных навыков в работе.

3. Правильная организация труда: постепенность входа в работу, ритмичность и равномерность распределения работы во времени, чередование труда и отдыха, смена форм труда. Здесь важное значение имеет эмоциональное возбуждение: заинтересованность в работе, постановка определенных целей; кроме того, полезна временная перемена рабочих операций, производственная гимнастика.

4. Благоприятное отношение общества к труду.

Принципы организации отдыха.

Для повышения работоспособности важное значение играет форма отдыха. Отдых должен быть активным, при этом соблюдаются следующие принципы:

1) применять среднюю степень нагрузки и раздражителей;

2) при интенсивной работе использовать во время отдыха меньшие нагрузки, а при длительной малоинтересной работе — наоборот;

3) при отдыхе стремиться к возбуждению мышц-антагонистов (мышц левой руки при работе правой и наоборот);

4) шире использовать эмоции при отдыхе.

Для борьбы с утомлением используются также различные стимулирующие вещества:

ХИМИЧЕСКИЕ — фенамин, первитин и др.

РАСТИТЕЛЬНЫЕ — препараты левзеи, золотого корня и др.

Но нужно помнить, что химические вещества вызывают ряд побочных и вредных явлений: бессонницу, потерю аппетита и др.

Дата добавления: 2016-11-12 ; просмотров: 1074 | Нарушение авторских прав

источник

С. Е. Павлов, Т. Н. Павлова 1 , А. С. Павлов 1,2

1 ФГОУ ВО «Российский государственный университет физической культуры, спорта, молодежи и туризма (ГЦОЛИФК)», Москва, Россия
2 Детская школа по хоккею ЦСКА, Москва, Россия

Ключевые слова: утомление, гуморально-локалистическая теория утомления, центрально-нервная теория утомления, центрально-корковая теория утомления, системная теория утомления.

Аннотация. Существующие теории возникновения утомления (гуморально-локалистическая, центрально-нервная, центрально-корковая) не позволяют объяснить многочисленные факты, характерные для этого процесса. На основании теории функциональных систем предложена системная теория утомления, «объединяющая» ранее разработанные теории.

SYSTEM THEORY OF FATIGUE

S.E. Pavlov, T. N. Pavlova 1 , A. S. Pavlov 1,2

1 Federal State Budgetary Educational Establishment of Higher Education «Russian State University of Physical Education, Sport, Youth and Tourism (SCOLIPE)», Moscow, Russia

2 Children’s hockey school CSKA, Moscow, Russia

Key words: fatigue, humoral-localistic theory of fatigue, central nervous theory of fatigue, central-cortical theory of fatigue, system theory of fatigue.

Abstract. The existing theories of the emergence of fatigue (humoral-local, central-nervous, central-cortical) do not allow us to explain the numerous facts which are specific for this process. According to the basis of the theory of functional systems we proposed the system theory of fatigue which unites the previously developed theories.

Выполнение любой работы на фоне усталости приводит к развитию утомления — обратимого снижения работоспособности. «Утомление — совокупность изменений в физическом и психическом состоянии человека и животного, развивающихся в результате деятельности и ведущих к временному снижению её эффективности» [БСЭ].

Физиологические исследования процессов утомления развернулись с середины XIX века. В результате этих исследований были предложены гуморально-локалистическая и центрально-нервная теории утомления. Исходной позицией гуморально-локалистической теории является представление об утомлении как о процессе, происходящем под влиянием работы в самой мышце. О «локальном мышечном» утомлении пишут Е.Б.Мякинченко (1997), Е.Б.Мякинченко, В.Н.Селуянов (2005) [5, 6]. Но еще в исследованиях А.А.Ухтомского (1935) гуморально-локалистическая теория утомления была подвергнута глубочайшей критике и одновременно — показана огромная роль в развитии утомления центральной нервной системы (ЦНС). Появление центрально-нервной теории утомления связано с работами великих российских физиологов И.М.Сеченова и И.П.Павлова, их учеников и последователей. Суть её состоит в проявлении запредельного торможения в нейронах ЦНС при выполнении напряженной мышечной работы. «Источник ощущения усталости, помещают обыкновенно в работающие мышцы … я же помещаю его … исключительно в центральную нервную систему» [13].

Значительный вклад в изучение проблемы утомления внёс В.В.Розенблат (1975) [12]. Согласно разработанной им центрально-корковой теории начальным звеном утомления при мышечной работе человека являются изменения «кортикальных центров», которые и определяют уровень работоспособности мышц, связанный с настройкой их возбудимости, тонуса и упруго-вязких свойств, с состоянием кровоснабжения и трофических процессов в них. Утомление корковых нервных клеток приводит, с одной стороны, к нарушению контролируемой ими сложнейшей координации процессов, а с другой — меняет характер установочных влияний коры мозга и связанных с ней нижележащих образований на исполнительные органы.

Однако центрально-нервная теория (и как ее вариант — центрально-корковая теория) не позволяет объяснить многочисленные факты, характерные для развития утомления при напряженной мышечной деятельности. В частности, в ряде исследований было показано, что даже в состоянии глубокого утомления работа может быть продолжена, если изменить её интенсивность и особенно характер её энергообеспечения при сохранении состава работающих мышц [2, 3, 4, 16]. Это, по мнению Ю.И.Данько (1974), свидетельствует о том, что в нервных центрах при совершении организмом напряженной мышечной деятельности не наступает ни торможения, ни истощения — неотъемлемых (согласно центрально-нервной теории) механизмов утомления [3]. Кроме того, Н.И.Волков (1974) отмечал, что центрально-нервная теория мышечного утомления является вариантом прежних локалистических концепций с той лишь разницей, что в ней центр наиболее значительных изменений, приводящих к развитию утомления, был перенесён из периферических исполнительных органов в ЦНС [2].

Рассмотрение проблемы утомления организма с системных позиций «объединяет» гуморально-локалистическую и центрально-нервную теории утомления. Согласно этим позициям, утомление может возникать только в функциональной системе, осуществляющей некую конкретную, достаточно продолжительную или напряженную деятельность организма. Напомним, что функциональная система по П.К.Анохину (1968) — это «законченная единица деятельности любого живого организма и состоящая из целого ряда узловых механизмов, которые обеспечивают логическое и физиологическое формирование поведенческого акта» [1]. Любая функциональная система организма — центрально-периферическое образование, каждый из компонентов которого является его неотъемлемой составляющей [1]. И каждая функциональная система организма — его структурно-функциональное «образование», характеризующееся промежуточными и конечными результатами конкретной деятельности организма, осуществляемой им в конкретных условиях [1, 7, 15]. В связи с этим каждая функциональная система организма обладает свойством структурно-функциональной специфичности — то есть каждый компонент функциональной системы (каждая ее функция «низшего порядка») всегда «привязан» к конкретным анатомо-физиологическим структурам организма [8, 15]. Усталости изначально всегда подвержена именно задействованная организмом в данный момент функциональная система и ее структурно-функциональные компоненты. Но согласно ранее выдвинутой нами гипотезе, человеческий организм, совершая любую работу субмаксимального и максимального характера, всегда «ориентируется» на функциональные возможности самого слабого структурно-функционального компонента, задействованного в этой работе [9]. Следует предположить, что именно характеристики работы «самого слабого компонента» функциональной системы запускают механизм развития утомления в системе в целом — при выполнении ею работы субмаксимального или максимального характера. Но при этом неразрывное единство всех компонентов функциональной системы и неизбежная афферентация об их состоянии — обеспечивают корригирующее влияние ЦНС на работу всей системы. Соответственно, функциональная недостаточность любого компонента системы провоцирует развитие утомления в данной функциональной системе и охранительного торможения в ЦНС. Именно поэтому стимулирующее воздействие на ЦНС с помощью тех или иных средств или методов позволяет нормализовать или даже повысить работоспособность организма, достигшего состояния утомления. Но следует понимать, что такая стимуляция — это удар с непредсказуемыми последствиями и в первую очередь — по самому слабому компоненту функциональной системы. Поскольку утомлению изначально подвержена конкретная функциональная система организма, то при смене специфики его деятельности на фоне развившегося утомления, само утомление может «исчезнуть» (каждый тренер неоднократно мог наблюдать данный «феномен» во время тренировочной деятельности своих подопечных). Но здесь следует вспомнить о взаимосвязи уровня возбуждения нейронов, «задействованных» в осуществлении конкретной деятельности организма и уровня возбуждения коры головного мозга в целом. Охранительное торможение, возникшее в конкретных цепях нейронов коры головного мозга, неизбежно распространяется на близлежащие к ним структуры. И в крайних случаях, когда охранительное торможение охватывает значительные области ЦНС, утомление достигает декомпенсированного состояния, в результате чего существенно снижается эффективность уже любой работы организма — вплоть до невозможности организма осуществлять какую-либо деятельность. Представленную концепцию предложено назвать «системной теорией утомления».

Системная теория утомления позволяет по-новому рассмотреть механизмы данного физиологического процесса, разработать стратегию и тактику, определить средства и методы профилактики и борьбы с утомлением, что позволит существенно повысить эффективность спортивной и экстремальной деятельности человека.

Читайте также:  Адаптация и утомление слуха

1. Анохин, П. К. Биология и нейрофизиология условного рефлекса / П. К. Анохин — «Медицина», Москва, 1968. — 546 с., ил.
2. Волков, Н. И. Проблема утомления и восстановления в теории и практике спорта / Н. И. Волков // Теория и практика физ. культ. 1974. — № 1. — С. 60-64.
3. Данько, Ю. И. Очерки физиологии физических упражнений [Текст] / Ю. И. Данько — Москва : Медицина, 1974. — 253 с. : ил.
4. Моногаров, В. Д. Утомление в спорте / В. Д. Моногаров. — Киев : Здоровья, 1986. — 117, [2] с. : ил.
5. Мякинченко, Е. Б. (1997) Концепция воспитания локальной выносливости в циклических видах спорта / Е. Б. Мякинченко — дисс. докт. пед наук Москва, 1997. — 343 с.
6. Мякинченко Е. Б., Селуянов В. Н. Развитие локальной мышечной выносливости в циклических видах спорта / Е. Б. Мякинченко, В. Н. Селуянов — М.: ТВТ Дивизион, 2005. — 338 с.
7. Павлов, С. Е. Адаптация / С. Е. Павлов — М., «Паруса», 2000. — 282 с.
8. Павлов, С. Е. Технология подготовки спортсменов / С. Е. Павлов, Т. Н. Павлова — МО, Щелково: Издатель Мархотин П. Ю., 2011. — 344 с., ил.
9. Павлов, С. Е. Один из принципов формирования и работы функциональных систем спортивной деятельности / С. Е. Павлов, Т. Н. Павлова, А. С. Павлов // «Педагогико-психологические и медико-биологические проблемы физической культуры и спорта», электронный журнал, Набережночелнинский институт социально-педагогических технологий и ресурсов, №2, (выпуск 35), 2015. — С. 141-142.
12. Розенблат, В. В. Проблема утомления / В. В. Розенблат. — издание второе, переработанное и дополненное. — Москва : Медицина, 1975. — 240 с.
13. Сеченов, И.М. Элементы мысли / Проф. И. М. Сеченов. — [Москва] : ред. журн. «Научное слово», ценз. 1903.
14. Ухтомский А.А. Возбуждение, утомление, торможение / А. А. Ухтомский // «Физиологический журнал», 17, 1114, 1935;
15. Физиологические основы подготовки квалифицированных спортсменов: Учебное пособие для студентов ВУЗов физической культуры / С. Е. Павлов; МГАФК. — Малаховка, 2010. — 88 с.
16. Hollmann, W. Sportmedizin Arbeits — und Trainingsgrundlagen / W. Hollmann, T. Hettinger — Stuttgart-New York: Schaffauser Verlag, 1980. — 521 s.

Павлов С.Е., Павлова Т.Н., Павлов А.С. Системная теория утомления / С.Е.Павлов, Т.Н.Павлова, А.С.Павлов // «Экстремальная деятельность человека», №4(45), 2017. — С. 18-20

4,406 просмотров всего, 3 просмотров сегодня

источник

Данный автореферат диссертации должен поступить в библиотеки в ближайшее время
Уведомить о поступлении

480 руб. | 150 грн. | 7,5 долл. ‘, MOUSEOFF, FGCOLOR, ‘#FFFFCC’,BGCOLOR, ‘#393939’);» onMouseOut=»return nd();»> Диссертация — 480 руб., доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

240 руб. | 75 грн. | 3,75 долл. ‘, MOUSEOFF, FGCOLOR, ‘#FFFFCC’,BGCOLOR, ‘#393939’);» onMouseOut=»return nd();»> Автореферат — 240 руб., доставка 1-3 часа, с 10-19 (Московское время), кроме воскресенья

Най Ким Кыонг. Установка и утомление личности : диссертация . кандидата психологических наук : 19.00.03.- Тбилиси, 1983

Глава I. Проблема утомления в физиологии и психологии . 11

1.1. Различные направления в исследовании утомления 11

1.2. Периферические теории утомления. 13

1.3. Рефлекторная теория утомления. Критика периферических теория утомления 18

1.4. Рефлекторные, центральнонераные теории утомления 24

1.5. Психологические теории утомления. 29

1. Эмоциональные теории утомления 30

2. Конфликтные теории утомления. 31

3. Дезинтеграционные теории утомления .. 32

4. Личностная теория утомления 36

Глава II. Методологические проблемы исследования трудового утомления 46

1. Внутренние или субъективные факторы трудового утомления 47

2. Внешние «интропрофессиональные» факторы трудового утомления . 50

3. Внешние «экстропрофессионалыше» факторы трудового утомления. 57

4. Классификация факторов утомления И.Седлака. 58

5. Факторы утомления по А.Б.Леоновой и В.И.Медведеву. , 59

2.2. Виды трудового утомления 62

2.3. Изменение, функций под влиянием трудового утомления. 67

1. Изменение зрительного анализатора. 67

2. Изменение слухового анализатора. 67

3. Изменение моторных функций. 69

6. Изменение речи и мышления 71

7. Изменение эмоций и волевой деятельности 72

2.4. Симтоматология и критерии трудового утомления 73

2.5. Метода изучения и диагностики трудового утомления. 80

1. Общая характеристика методов исследования и диагностики трудового утомления 80

2. Классификация методов изменения трудового утомления. 85

4. Психологические методы исследования и диагностики динамики трудового утомления 87

Методы субъективного шкалирования своего состояния. 88

Психометрические метода диагностики утомления 92

Глава III. Трудовое ж учебное утомление ж установка личности . 98

3.4. Обсуждение результатов опытов 115

Утомление, а точнее усталость, состояние достаточно хорошо известное человеку с детства. Ведь причиной ее возникновения является не только профессиональный труд, но и любая активность, в том числе даже игра. Отрицательное влияние утомления на эффективность деятельности личности сказывается в ограничении ее дееспособности, в снижении ее психических и физических возможностей, в ухудшении количественных результатов и качества деятельности.

В каждый момент рабочего дня важнейшей детерминантой работоспособности и эффективности трудовой деятельности человека является та или иная фаза и уровень его целостно-личностного функционального состояния. Установлено, что в течение рабочей смены работоспособность человека осуществляется в виде смены или динамики следующих основных фаз: вхождения в работу, более или менее стабильной высокой работоспособности и снижения ее уровня вследствие развития утомления.

Огромное практическое и теоретическое значение трудового утомления давно поставило этот вопрос в первые ряды проблем научной организации труда (НОТ), гигиены, экономики, а также психологии и физиологии труда. Все возрастающий интерес к этой проблеме на протяжении более чем столетия, по мнению В.Розен-блата /Розенблат В.В., 1961/ объясняется по крайней мере двумя причинами: с одной стороны, для борьбы с этим явлением мы должны как можно лучше знать его природу; с другой стороны, кажущаяся простота явления утомления и, исходя из этого, столь же кажущаяся легкость его экспериментального изучения, породили ил-

люзию быстрого решения проблемы. И действительно, вызвать в лаборатории утомление мышцы или группы мышц животного или человека как будто не так уж трудно и не требует дорогостоящего оборудования. Это обстоятельство не только способствовало широкому развертыванию исследования природы мышечного утомления, но и сулило кажущийся быстрый успех. Однако, несмотря на это, большинство вопросов, касающихся природы утомления и усталости до сих пор не решены и вызывают множество противоречивых мнений. Среди наиболее остро дискутируемых проблем надо указать на проблему физиологической и психологической сущности утомления и усталости, проблему диагностирования уровней утомления, взаимосвязи утомления и усталости и некоторые другие.

Согласно распространенному в советской науке мнению, /В.В.Ро-зенблат, 1961, Х.И.Вайнштеин, 1967 и др./, основной причиной, вызвавшей такое положение, является традиционно допускаемая следующая методологическая ошибка: утомление изучается главным образом на изолированной мышечно-нервной модели, а полученные выводы распространяются на естественное трудовое утомление, имеющее место на фабрике, заводе, школе, учреждении и т.д. Хотя рабочая нагрузка той или иной группы мышц в лабораторных условиях основывается на энергетических затратах организма, и в этом смысле лабораторные исследования могут служить моделью производственного утомления, однако, нельзя забывать и того, что психологические и пр. условия расхода энергии в лаборатории и конкретном цехе или учреждении, различны по существу. И действительно, труд это прежде всего явление общественно-историческое и, следовательно, он по существу детерминирован социально и экономически определяемой системой потребностей, мотивов и интересов личности. Поэтому, хотя изучение мышечного утомления в лабораторных услови-

ях и необходимо, однако; прямой перенос результатов подобных исследований на реальное трудовое утомление может привести к заблуждению.

Надо различать утомление и усталость. Утомлением называется целостное обратимое функциональное состояние личное-ти, возникшее вследствие продолжительной или кратковременной, но интенсивной деятельности и регистрируемое в различных объективных и субъективных показателях. Это состояние, с одной стороны, выражается в изменении деятельности центральной нервной системы, нервно-мышечного аппарата и других систем организма, а с другой, в специфической модификации структуры целостной личности. В это время нарушается временная регулярность и координиро-ванность выполнения отдельных компонентов структуры деятельности, способность интегрированного восприятия сигнального поля /Ф.Барт-лет, 1953/, падает уровень интенсивности внимания /Э.Крепелин, 1896, Л.Дюрич, 1969 и др./. Снижаются возможности памяти /В.П.Зи-нченко, А.Б.Леонова, Ю.К.Стрелков, 1977 и др./, творчество мышления /Н.Н.Сиренский, В.й.Солонин, И.Сапаров/ ж др. функций. Вследствие утомления падает скорость, точность, производительность работы и энергетический потенциал человека и возрастает усилие, необходимое для продолжения работы, напряженность, количество ошибок, брака, несчастных случаев.

Усталость выражается в переживании понижения дееспособности целостной личности или какой-либо системы организма, в ощущении слабости, бессилия, а иногда даже боли в особенно утомленном органе, а также в чувстве дискомфорта, беспокойства, снижении интереса к делу или даже в полном безразличии к нему. (Ф.Бартлет и др. 1947).

О сущности утомления существует множество различных, порой

Некоторые авторы совсем отрицают возможность его научного изучения, мотивируя свой взгляд невозможностью его диагностирования /например, Мусцио А.,1921-1922, И.Мелка, 1952, Х.Покорный, 1950/ или требуют его замены понятием нагрузки /М.Страуб/. На симпозиуме, посвященном проблемам утомления /Англия, 1952/ Р.Браун /1953/ представил доклад под знаменательным заглавием «Утомление, факт или фикция», а другой участник этого же форума Уелфорд/1953/ объявил проблему утомления — проблемой будущего. Однако, таких крайних категорических мнений сравнительно немного. Подавляющее большинство исследователей при попытке определения понятия утомления ссылаются на ухудшение того или иного признака дееспособности человека, например, на ухудшение работы различных анализаторов или нарушение координации движений, а также координированного выполнения отдельных операций, на ослабление интенсивности внимания, снижение дееспособности памяти, продуктивного мышления, нарушения речи. Некоторые авторы видят в утомлении болезненное (патологическое) состояние /Ф.Лагранж, 1927, А.А.Ухтомский, 1951, Э.Диттре, 1963 и др./ или снижение совершенства функций /Г.В.Фольборт, 1949/, распад процесса продуктивного поведения /йосель/, специфический этап развитая процесса упражнения /М.И.Виноградов, 1958/, процесс рефлекторного торможения, защищающий нервную систему от истощения /И.П.Павлов, 1951, Н.Е.Введенский, 1900 и др./, дезорганизацию или состояние потери организмом способности приспособления /Г.Селъе, I960/, специфические изменения в клетках /П.Лазарев, 1922, П.Мильнер, 1973/ и т.д.

Очень большая пестрота мнений наблюдается также и в понимании сущности состояния усталости. Изобретатель эргографа, автор

одной из первых серьезных монографий по утомлению Анджелло Мос-*со /1893/ даже не считал нужным различать утомление и усталость, считая усталость конструктивным элементом утомления. Схожие мысли встречаются у Риверса, Торндайка ЕЛ., 1914/ и др. Шатенш-тейн /1936/ видел сущность усталости в чувстве субъективного усилия, необходимого для сохранения координированное процессов выполнения работы. Бартлет /1953/ считал усталость наиболее поздней специфической фазой развития утомления, Жане /1903/ и Пьерон /1952/ подчеркивали значение чувства усталости для регулирования активности и т.д.

Особое внимание исследователей всегда привлекало расхождение между кривой работоспособности и др. объективными показателями развития утомления и чувством усталости, имеющим иногда место в процессе работы. Как известно, иногда, даже при довольно значительном ухудшении показателей работоспособности (например, уменьшении продуктивности, учащений ошибок и т.д.) человек чувствует себя вполне бодро, а иногда же, особенно цри выполнении однообразной работы, наблюдается противоположное состояние — его быстро охватывает чувство усталости, хотя кривая работоспособности еще не начинала падать.

Читайте также:  Базарный в ф нервно психическое утомление учащихся

Согласно В.В.Розенблату /1961/ и В.П.Зинченко /1977/ и др., которые при этом ссылаются на Ухтомского /Ухтомский, 1952/, так называемые «субъективные показатели усталости столь же объективны как и всякие другие и следовательно, указанное расхождение может говорить лишь о том, что объективные сдвиги в мозгу, определяющие развитие утомления не вполне идентичны тем сдвигам, которые лежат в основе ощущения усталости» /Ухтомский, 1952, стр. 135-136/.

Если пренебречь этими нетипичными случаями расхождения между

утомлением и усталостью и учесть, что само чувство усталости обычно возникает на сравнительно поздних стадиях развития утомления, поиск индикаторов утомления надо начинать с тех более ранних стадий, на которых субъект еще не ощущает каких-либо локальных или целостных изменений, вызванных утомлением. Однако, как справедливо указывал Ф.Бартлет /1953/, снижение продуктивности или рост прилагаемых усилий для продолжения выполнения работы и т.п. сами являются результатом каких-то более существенных сдвигов, происшедших вследствие работы. Следовательно, задача, по Бартлету, должна заключаться в установлений именно таких изменений. Однако, как мы попытаемся это показать ниже, те изменения, на которые указал Бартлет (изменение временных характеристик отдельных моторных и интеллектуальных операций, дезинтеграция перцептивного поля и ощущение тревожности и дискомфорта) во-первых могут возникать не только вследотвш утомления, а во-вторых, и это главное, они сами являются следствием более глубоких изменений: механизма деятельности личности, где и надо искать сущность трудового утомления. Целью данного исследования является поиск такого именно целостно-%іичностного психологического механизма трудового утомления.

Интерес к поиску методических средств оценки динамики функциональных состояний человека в процессе трудовой деятельности, возникший много десятков лет тому назад в русле психотехники, не только не ослаб, но напротив, в связи с научно-техническим прогрессом значительно усилился. Однако, разработка адекватных средств диагностирования и оценки степени утомления связана не только с проблемой психологической сущности утомления, но и с разработкой вопросов классификации видов трудового утомления и его симптоматологии, а также с исследованием факторов его вызывающих или уси-

ливающих. Поэтому в диссертации значительное внимание уделяется также рассмотрению и этих вопросов.

Другое не менее значительное физиологическое направление связывает утомление с рефлекторной-деятельностью нервной системы /Й.М.Сеченов, И.П.Павлов и др./. Разработке этого направления очень помогли новые многообразные физиологические и психологические факты и наблюдения, поставившие под сомнение верность периферических теорий, и переориентация исследований на приближение к естественным условиям.

И.М.Сеченов локализовал утомление в центраїльную нервную систему еще в то время, когда почти все исследователи помещали утомление в работающие мышцы. Он первым сформулировал централь-нонервную, рефлекторную теорию утомления. Теоретической разработкой этой теории заняжь И.П.Павлов и его сотрудники, которые несколько десятков лет разрабатывали идеи нервизма. Согласно этим идеям кора мозга и центральная нервная система управляет всеми функциональными процессами организма, не исключая и внутренние органы.

Так как, рефлекторная теория утомления рождалась в острой полемике с периферическими теориями утомления, рассмотрение первой целесообразно начать с рефлекторной критики периферических теорий. Ведущее значение центральной нервной системы в механизме умственного утомления бесспорно. Надлежит выяснить роль центральной нервной системы в механизме утомления, возникшего в процессе мышечной работы.

Экспериментальные и эмпирические факты, опровергающие периферические концепции утомления В.В.Розенблат /1961/ разделил на четыре группы: а) факты, заставляющие усомниться в верности объявления молочной кислоты основной причиной утомления; б) факты, отвергающие локальную мышечную природу утомления и указывающие на его центральную природу, в) факты, говорящие о наибольшей утомляемости коркового звена двигательного аппарата и о его ведущей роли в утомлении и, наконец, г) факты, указывающие на роль центрального торможения в механизме утомления /В.В.Розенблат, 1961, стр. 29-62/. Так как о фактах первой «ам группы выше уже было сказано, мы вкратце укажем на факты, относящиеся к остальным трем группам. Последние тем более интересны нам, что среди них большое место занимают факты и наблюдения психологического порядка.

Среди фактов второй «би группы, указывающих на ошибочность метаболической теории утомления мы укажем на: /I/, те, которые подтверждают роль и значение для развития мышечной энергии мотивации и эмоций, а именно, повышение или понижение мышечной энергии, а также замедление или ускорение утомления под влиянием мотивов деятельности и некоторых эмоций; 2/ на наблюдения С.И.Топалова /1909/ и др., говорящие о том, что одно и то же движение, выполняемое с той же нагрузкой теми же мышцами, меньше утомляет, если внимание испытуемого отізлечено посторонним предметом. Известно/что по мере автоматизации двигательных навыков, как производственных так и спортивных, они все менее утомляют, хотя единственным отличием является меньшее участие сознания в их выполнении /Розенблат, 1961/. з/ К этой же группе относит автор факты, установленные А.Моссо /1893/, а затем подтвержденные экспериментами Ульмана, М.Е.Маршака /1934/, Фабра -и др. /1948/, Гартмана и Боумана /1950/, Когсвела и Браунера /1955/ и др,, заключающиеся в том, что после достижения значительного утомления вследствие произвольной мышечной работы, ее можно продолжать и далее, но уже непроизвольно. 4/ 0 том же говорит ставшее классическим наблюдением А.Моссо /1893/ о снижении эргограммы под влиянием умственной деятельности — при утомлений нервных центров меняются и функциональные свойства мышц. И наконец, 5/ многочисленные наблюдения изменения работоспособности под воздействием различных афферентных раздражителей. Так, еще П.А.Конопасевичем в 1892 году было установлено повышение работоспособности массажем другой руки при утомлении как от произвольной так и от непроизвольной работы. Решительно противоречит гуморально-локалистическим представлениям открытый й.М.Сеченовым феномен благотворного влияния активного отдыха, т.е. ускорение отдыха утомленных мышц под влиянием работы других мышечных групп, опыты М.Е.Маршака /1932/, показывающие, что активный отдых в виде работы другой руки помогает не только после произвольной, но и непроизвольной работы. для лучшей ориентации в приведенных фактах ЗЗ.Розенблат рекомендует учесть природу центрально-нервной регуляции мышечной деятельности, заключающуюся в двояком влиянии ее на мышцы.

С одной стороны, по Пирамидному пути к центрам спинного мозга, управляющим мышцам, идут импульсы непосредственно от коры. Они осуществляют рабочие влияния мозга и представляют собой импульсы к произвольному сокращению мышцы».

С другой стороны, по рубро-спинальному и некоторым другим путям (ретикуло-сшшальный и т.д.) к двигательным центрам спинного мозга идут импульсы, осуществляющие установочные влияния мозга. Влияния эти приводят в соответствие с рабочими импульсами тонус, возбудимость, хронаксию мышц, обеспечивают координированность движений путем содружественного вовлечения или расслабления других мышечных групп, в результате чего сохраняется равновесие и благоприятная поза и т.д.». /В.Розенблат, 1961, стр. 36/. Эти «многообразные установочные влияния высших отделов мозга, идущие по соматическим и вегетативным путям, определяют в каждый данный момент -физиологический уровень функции мышцы». Огромное биологическое значение этого второго вида влияния центральной нервной системы на мышцу, согласно автору, заключается в том, что тем самым не только «обеспечивается вполне нормальное течение функции», но и в необходимых случаях, например, в экстремальных условиях, позволяет функции выявить свои максимальные возможности.

На преимущественное утомление коркового аппарата и его ведущую роль в утомлении указывают и такие психологические факты: I/ меньшая утомляемость имеет место при работе в условиях ослабления сознательного контроля и в случае выполнения автоматизированных движений (чем меньше сознательный контроль за выполнением работы, тем менее иногда утомительна работа), 2/ некоторые больные характеризуются повышенной физической выносливостью из-за значительного понижения корковой деятельности (шизофреники, слабоумные, а также люди, находящиеся в состоянии гипноза).

Хотя с понятием дезинтеграции и дискоординации в физиологии и психологии утомления мы встречаемся уже давно, дезинте-грационное направление в физиологии и психологии утомления было выделено в особое направление лишь совсем недавно чешским ученым И.Седлаком /1981, стр. 27-33/. Дезинтеграцию автор толкует как «нарушение объединенного гармоничного соединения всех частей и функций организма, т.е. наршуение целостности, координации отдельных функциональных систем, распад гармоничного совместного действия функций» /стр. 28/.

Зародыш этой теории Седлак находит в работе М.Смита /1915/, экспериментально показавшего снижение при утомлении точности попадания в движущуюся цель. Смит считал утомление причиной временного нарушения координации рук. Независимо от Смита подобные данные были получены в работе известного немецкого психофизиолога Теодора Цигена /1920/, который отметил временное нарушение координации движений при сильном («тяжелом») утомлений. Результаты этих исследований были вскоре подтверждены в исследовании Мурисса /1923/, изучающего работу телефонисток. Следя за признаками их утомления исследователь констатировал, что телефонистки, считающиеся лучшими работницами, утомлялись сравнительно быстрей, а даижения, выполняемые ими руками производились с заметно меньшей внимательностью.

В своих широкоизвестных работах А.Г.Вжллс /1935/ показал, что при утомлении имеет место неравномерное изменение темпов работы с периодическими выпадениями (пропусками).

Особого внимания заслуживает вариант теории дезинтеграции, разработанный Ф.Бартлетом- и его сотрудниками на основе экспериментального исследования проблемы утомления. По Бартлету, причиной изменений в психомзюрных действиях человека и в частности ухудшения ловкости, сноровки и умелости является утомление. Анализ выявил две фазы дезинтеграции сложных психофизических функций. Первая фаза характеризовалась сравнительно большим количеством небольших ошибок и отклонений, которые испытуемые старались компенсировать излишней моторной активностью. В этой фазе наблюдались неадекватные и черезмерные реакции.

Вторая фаза характеризовалась хотя и меньшим числом ошибок и отклонений, но они были более значительны и важны. Иногда в этой фазе имело место моторное торможение. На основе своих экспериментов Бартлет пришел к заключению, что в начале процесса утомления хотя задание и выполняется в общем правильно, однако нарушается временная структура сенсомоторного действия, эти нарушения постепенно прогрессируют.

На этой стадии утомления наблюдается также распад поля раздражителей. Некоторые раздражители доминируют, другие же (в особенности же находящиеся на периферии поля зрения) не воспринимаю-тся и возникают ошибки в специфических реакциях. (Ф.Бартлет, 1953).

Согласно Д.Чапеку /1957/ утомление сопровождает любую деятельность и проявляется с одной стороны в дезинтеграции высшей нервной деятельности, вызванном наршунием равновесия между возбуждением и торможением, а с другой стороны, в дезинтеграции функций. А.Зелены /1953/ наблюдал при утомлении нарушения координации деятельности отдельных мышечных групп, отдельных органов и психических функций. Гіпотезу об утомлении как причине нарушения интегрированности отдельных функций Б.Петц и З.Буяс проверили методом иллюзии Шарпантье. Оказалось, что иллюзия веса при утомлении «исчезает «/И.Седлак, 1981, стр. 30/. Используя факторный анализ Б.Петц пришел к выводу,, что при утомлении дезинтеграция в основном касается тех структур, которые в наибольшей мере участвуют в выполнении задания. Он наблюдал дезинтеграцию деятельности анализаторов и дискоорджнированность психических функций. Физиолог Л.О.Богаченкова. рассматривала утомление как дезинтеграцию функций первой и второй сигнальной систем. Исследуя отношение меаду мерой рабочей нагрузки и точностью указательных движений рук И.Седлак обнаружил дискоордини-рованность движений при утомлении связисток.

Читайте также:  Базарный в ф нервно психическое утомление в школьной среде

И.Даниель /I960/ в связи с утомлением изучал дезинтеграцию функций в процессе восприятия с помощью иллюзии веса. Результаты своих исследований он интерпретировал используя понятие интеграции информационного поля. По его мнению, на особенности реакции организма непосредственно влияет информационное поле раздражителей. Человек «направляется» и выбирает такие раздражители, которые существенны для выполнения трудового действия. Начинающееся утомление нарушает меру участия отдельных фаз рабочего цикла и влияет также на программу, по которой человек выбирает раздражители из информационного поля. При утомлении главные, основные раздражители относятся к фону, а на передний план выступают вторичные, неглавные раздражители. Даниель говорит о первоначальном интегрированном поле, ибо здесь раздражитель той или иной модальности связан с раздражителем другой модальности. При утомлении восприятие этого информационного поля дезинтегрировано. Под влиянием дезинтеграции иногда происходит включение различных компенсационных механизмов, которые вызывают, например, изменение положения тела, темпов работы, изменения участия некоторых групп мышц и т.д. Дезинтеграция проявляется в том, что отдельные функции теряют способность адаптации, вследствие чего вообще изменяется адаптационная способность организма.

Дезинтеграциониая теория правильно указывает на нарушения регуляционных механизмов, обусловливающих целенаправленную гармонию всех физиологических и психических функций человека. Однако, она не раскрывает механизма, поскольку расстройства регуляции при утомлении, на которые справедливо указывают представители этой теории, являются лишь следствием действия механизма, а не сущностью утомления. Вследствие дезинтеграции, вызванной утомлением, действительно появляется хаос в восприятий, наблюдается изменение внимания и других психических функций, появляются неадекватные реакции и т.п. Однако, это все-резуль-тат или следствие утомления. Эта теория не указывает почему

Организация труда и утомление. Так как в основу организации любого профессионального труда должна быть положена его специфика, неправильная с этой точки зрения организация труда относится к разряду первичных интралрофессионалышх факторов трудового утомления.

Повышение производительности труда обычно достигается двумя путями: интенсификацией труда и его рациональной организацией. Интенсификация осуществляется обычно ускорением рабочих движений, увеличением трудовой нагрузки, уменьшением числа или времени пауз для отдыха и т.п. Если же интенсификация труда осуществляется вместе с его рациональной организацией, то ее результат, как правило, положителен. «Что же касается односторонней интенсификации, как это наглядно показал опыт тейлоризма, она вследствие, именно ускорения наступления трудового утомления, приносит один лишь вред. Рациональная же организация основана на таком упорядочении всех основных компонентов трудового процесса, на такой их организации, которая в пределах возможного обеспечивает высокую его производительность и комфортабельность.

Современное производство, которое характеризуется широкой кооперацией, тесной взаимосвязью технических процессов со структурными компонентами производства и необходимостью синхронизации действий отдельных трудящихся, немыслимо вне жесткого регламентирования времени работы и отдыха. Известно, что продленный рабочий день игнорирует фактор утомления и противоречит не только социалистическим идеалам, но и здравому смыслу ввиду его негодности с точки зрения экономической эффективности.

Изучение работы методом хронометража показало, что какой бы длины ни был рабочий день, на самую работу никогда не приходится более 80-90$ всего времени. Так, например, исследованием, проведенным летом 1923 года в одном из цехов московского фармацевтического производства было установлено, что при 8 часовом рабочем дне на самую работу приходилось 5 часов 51 минуты, на вспомогательную деятельность 19 минут, а остальные I час 50 минут расходовались впустую. Действительно, непрерывная работа в течение всего рабочего дня невозможна. В большинстве случаев работающие сами спонтанно устраивают время от времени кратковременные перерывы или паузы, которые обычно носят весьма хаотический характер. Имеются указания также и на то, что, чем длиннее рабочий день, тем выше процент бесплодно потерянного времени. Иллюстрацией этого положения являются данные одного из исследований, проведенных в годы второй мировой войны на одном из английских военных заводов (см. таблицу I).

Имеются сведения о положительном действии на работоспособность человека уменьшения рабочих часов до определенного оптимального уровня. Так, согласно Гранжану, уменьшение рабочего дня с 8 часов 45 минут до 8 часов 00 минут, вызвало повышение производительности на 3-10$. Особенно эффективно действует подобное снижение на такие виды труда, в которых большая часть работы делается руками. Похожие результаты были получены также и при переходе с шестидневной рабочей недели на пятидневную. По американским данным, уменьшение недельной часовой нагрузки с 48 часов до 40 часов, в среднем повысило производительность на 14$. Учитывая, что уменьшение длительности работы составило IQ% всего рабочего времени, потери производительности при переходе на пятидневную рабочую неделю составили всего 2% /Е.Гранжан, 1973/.

Одним из важнейших средств профилактики раннего утомления и удлинения времени высокой дееспособности человека, таким образом, является правильная организация режима рабочего дня человека. Важнейшим компонентом такого графика является оптимальное время начала и окончания работы, мероприятия, укорачивающие время «вхождения в работу» (см. ниже), рациональная регламентация последовательности и продолжительности трудовой смены и отдыха, соответствующая содержательная организация отдыха и др. При регламентировании длительности перерывов на отдых и их частоты необходим учет суточного периода, степень психонервного напряжения, темпа, ритма и монотонности работы, рабочих поз, особенностей физических и др. сред труда и др. Так, например, работающим в ночной смене нужно чаще отдыхать, работа многостаночниц швейной промышленности будет более продуктивна, если будет увеличено время на обед и снижен производственный шум. Выполнение так. наз. «задач на бдительность» требует отдыха через каждые пол часа /см. М. де Монмоллен, 1973/ и т.д.

Плохая организация труда выражается иногда в лишних движениях, вызванных например неразумным расположением или распределением в цехах машин, оборудования, материалов и др. или даже просто незнанием оптимальных приемов выполнения той или иной трудовой операции, множество примеров которых были приведены еще джильбретом /Ф.Джильбрет, 1924/.

Социальная среда и трудовое утомление. На большое значение социально-психологических факторов и в частности фактора психологического климата для профилактики трудового утомления указывают множество фактов и в том числе нашумевший хоторнский эксперимент, проведенный под руководством Э.Мэйо в двадцатых годах. Выяснилось, что производительность труда пяти работниц выделенных в целях исследования в специальный экспериментальный цех, непрерывно росла в течение трех лет, вне какой-либо зависимости, продолжительность рабочего дня, режим питания, освещения и др. Отсюда был сделан вывод, что решающим в данном случае оказались факторы социального порядка, которые хотя и не учитывались в эксперименте, но неизменно действовали на всем его протяжении: атмосфера дружбы, взаимного доверия и уважения, сложившаяся между психологами, работницами и мастером. Согласно другому исследованию, чем больше рабочий связан со своей группой, приемлет и разделяет ее нормы, или играет в ней ведущую роль, тем труднее он устает и, напротив, оторванный от группы, изолированный от нее рабочий быстрей попадает под действие утомления /Кяод Вейль и др., 1972/.

Не менее разнообразны и противоречивы взгляды исследователей на природу и возможности методов, применяемых для исследования или диагностирования трудового утомления. Несмотря на то, что еще полвека назад насчитывали более 60 различных методов диагностики утомления, а сегодня их количество во много раз превышает это число, возможность диагностики трудового утомления, а также и измерения его интенсивности некоторыми авторами серьезно оспаривается /Муспдо, Хейдер и др./. Аргументов приводят очень много, однако, основными в этом споре являются: I) Тесты утомления зондируют не само утомление, а то, что выдают за его эффект: например, постепенное ослабление мышечной силы, изменение состава крови, снижение интенсивности внимания, удлинение времени реакции и т.д. Как пишет М.Язйдер, при изучении утомления с помощью кратковременных физиологических или психологических тестов, мы никогда не можем знать, измеряем ли мы проявления утомления или компенсационных механизмов /см. И.Сед-лак, 1981, стр. III/. 2) Одни и те же эффекты могут иметь место как под воздействием трудового утомления, так и под влиянием многих других причин. Поэтому, мы никогда не можем быть твердо уверены в том, что происшедший сдвиг является результатом именно трудового утомления. 3) Существует целый ряд общих для большинства видов психологических измерений метрологических проблем, главные из которых, это проблема эталонного уровня функционирования и нелинейности шкал измерений Д.Дайяр, 1970/. 4) До последнего времени большинство работ исходит из тестирования отдельных признаков утомления и игнорирует на деле рассмотрение утомления в качестве целостного динамического деятельностного процесса. Недостатки подобного подхода очевидны. Если изучается только одна какая-либо переменная, даже в том виде, как это проделали авторы работы «Психометрика утомления» /В.ШЗинченко, А.Б.Леонова и Ю.К.Стрелков М., 1977/ с кратковременной памятью, как индикатором утомления, то трудовое утомление не обязательно может проявиться именно в этой функции. Как отмечают А.Б.Леонова и В.И.Медведев /1981/, характеристика каждого конкретного функционального состояния предполагает описание его в виде некоторого отдельного синдрома(или интегрального комплекса), охватывающего проявление на разных уровнях жизнедеятельности организма. Главным при этом является выделение в наблюдаемой функциональной мозаике сдвигов основных показателей и закономерных тенденций в характере соотношения между ними. Проведение такого анализа невозможно без обращения к содержанию и условиям выполнения реальной деятельности, в ходе которой формируется исследуемое функциональное состояние. По мнению Хейдера утомление не является такой «функциональной единицей, которую можно количественно охарактеризовать с помощью какого-либо отдного теста» /см. И.Седлак, стр. III/. В то же время, описание трудового утомления в виде некоторого «отдельного синдрома», «интегрального целого» или «обобщенных показателей», требует разработки и отдельных, частных методик, на основе которых можно проводить интеграцию с учетом специфики трудовой профессиональной деятельности. Поэтому, задача более адекватного использования уже имеющихся в огромном количестве тестовых методик, а также разработки новых, долго будет оставаться актуальной для психологии трудовой деятельности.

Однако, если основным назначением тестов (вернее их комплексов) считать определение возникновения и уровня развития трудового утомления, а ведь не может быть никакого сомнения в том, что эту возможность некоторые методы и впрямь содержат (несмотря на то, что большинство из них не говорят нам ничего о сущности природы утомления), то мы не можем себе позволить отказаться от них. Так, например, с чем же еще, если не с мышечным утомлением мы имеем дело при работе на паїьцевом эргографе Моссо или ртутном поршневом динамометре, В.В.Розенблата?. Однако, это конечно не означает, что мы не должны искать более приближающих нас к сущности утомления методов. Исходя из изложенной выше теории трудового утомления, в основу которой положена узнадзевс-кая концепция об установке личности, может оказаться, что методика предложенная ниже, в комплексе с другими окажется более адекватной сущности предмета настоящего исследования — сущности трудового утомления.

источник